ЗАЩИТА В СУДЕ

Новости юридической компании "Мальчиков и партнеры"


В Салехарде ЧОП заработал более 58 млн. бюджетных рублей на охране без лицензии!

16.03.2018


Просмотров (4776)

В Салехарде более двух лет Прокуратура города и отдел Росгвардии обеспечивали незаконную деятельность без лицензии местной охранной организации «Ратник» по охране школ, детских садов и иных бюджетных учреждений? Арбитражный суд ЯНАО коррумпированной схеме незаконного обогащения поставил жирную точку!

Напомним, в декабре 2017 года охранная организация «Илир» из г. Красноярска приняла участие в аукционе на охрану объектов муниципального предприятия г. Салехарда «Дары Ямала».

Объекты МП «Дары Ямала» с учетом массовости пребывания людей является объектами, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности. В связи с этим в отношении объектов заказчика было проведено категорирование с учетом степени угрозы совершения акта незаконного вмешательства и его возможных последствий. Согласно паспорту безопасности, объектам МП «Дары Ямала» была присвоена второй уровень террористической опасности.

В связи с этим заказчиком в аукционной документации было установлено требования, что исполнитель охранных услуг должен иметь лицензию на осуществление частной охранной деятельности, в которой открыт 7 пункт вида деятельности - охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности.

По итогам аукциона протоколом подведения итогов от 18.12.2017 года победителем закупки стало местное охранное предприятие ООО ЧОО «Ратник», которое возглавляет некто Шашков Денис Сергеевич, который до своего назначения исполнительным органом коммерческой организации являлся инспектором отдела лицензирования ОМВД России ЯНАО по г. Салехард.

При этом в г. Салехарде является общеизвестным фактом в профессиональном сообществе, что охранная организация ООО ЧОО «Ратник» не имеет лицензии, которая давала бы право охранять объекты, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности. К таим объектам в обязательном порядке относятся школы, детские сады, больницы и иные учреждения с единовременным массовым пребыванием людей. Данная ситуация возникла в связи с тем, что 09.09.2015 года Постановлением Правительства Российской Федерации N948 были серьезно ужесточены лицензионные требования к охранным организациям, которые намерены оказывать услуги по охране объектов, которые могут быть подвергнуты террористическим атакам. В связи с этим все охранные организации в стране обязаны были пройти процесс перелицензирования и получить новую лицензию, что в отличии от других охранных организаций в стране ООО ЧОО «Ратник» делать не стало.

В связи с тем, что ООО ЧОО «Ратник» не имеет права охранять объекты МП «Дары Ямала» в УФАС России по ЯНАО охранной организацией «Илир» была подана жалоба на действия заказчика с требованиями об отмене протокола подведения итогов.

Для того, чтобы разобраться в обоснованности жалобы Красноярцев, сотрудниками УФАС был направлен запрос разъяснений, по каким причинам, лицензия ООО ЧОО «Ратник» не соответствует требованиям закона и может ли данное охранное предприятие оказывать подобные услуги.

В ответ на запрос из местного отдела Росгвардии в УФАС пришел ответ, что лицензия ООО ЧОО «Ратник» является действующей, в связи с чем нет необходимости производить замену бланка лицензии из-за изменения закона об охранной деятельности в части переименования седьмого пункта лицензии. Письмо было подписано некоторым инспектором отдела Росгвардии по ЯНАО Отрощенковым А.Н.

Сотрудники УФАС по ЯНАО прислушались к компетентному мнению Росгвардии и решением комиссии в удовлетворении жалобы охранной организации «Илир» отказали.

Директор охранной организации «Илир» Евгений Мальчиков увиденному был удивлен, так как позиция местного отдела Росгвардии по данному вопросу противоположно отличалась от позиции самой Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации и арбитражных судов. Данное письмо носило явно заведомо незаконный характер и было изготовлено в целях оказания помощи ООО ЧОО «Ратник», возглавляемой, напомним, бывшим сотрудником местного отдела лицензирования.

В целях истины, юристами юридической компании "Мальчиков и партнеры" в интересах Охранной организации «Илир» решение УФАС России по ЯНАО было оспорено в судебном порядке, а в прокуратуру г. Салехарда было направлено соответствующее обращение об охране в г. Салехарде около двух лет школ, детских садов, больниц, колледжа и иных бюджетных учреждений местной охранной организацией «Ратник» без лицензии!

Ответ прокуратуры на обращение удивил юристов еще более сильнее, чем письмо сотрудника отдела Росгвардии. Прокуратура г. Салехарда, то есть орган, который призван следить за законностью, ничего незаконного в работе охранной организации «Ратник» без лицензии не увидел. Никаких нарушений лицензионных требований со стороны «Ратника» прокуратура не обнаружила. Никаких нарушений в работе отдела Росгвардии по контролю за деятельностью ООО ЧОО «Ратник» установлено не было.

Однако добиться истины все же удалось. Решением Арбитражного суда ЯНАО по делу А81-182/2018 от 15.03.2018 года решение УФАС России по ЯНАО, которым было отказано в удовлетворении жалобы охранной организации «Илир» на действия заказчика МП «Дары Ямала», было признано незаконным. Суд согласился с доводами Красноярских юристов, что ООО ЧОО «Ратник» не вправе охранять объекты, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищённости. Таким образом ООО ЧОО "Ратник" более чем за два года совершенно незаконно оказало охранных услуг данного вида бюджетным учреждениям г. Салехарда на сумму согласно сведений с российского сайта закупок на сумму более 58 000 000 рублей и никому из надзорных органов г. Салехарда не было до этого дела.

Данное решение для ЯНАО является важным, так как фактически свидетельствует о халатности отдела Росгвардии по ЯНАО при исполнении своих функций по осуществлению лицензионного контроля за охранными организациями. Так же оно демонстрирует отсутствие в регионе прокурорского надзора и высокий уровень коррупции. Более двух лет школы, детский сады, колледжи и иные массовые объекты охраняло охранное предприятие без лицензии и никому до этого не было дела. При этом в отношении ООО ЧОО «Ратник» систематически проводились проверки как со стороны прокуратуры, так и со стороны отдела Росгвардии.

В настоящее время охранная организация «Ратник» совершенно незаконного без лицензии продолжает охранять такие объекты как: Филиал государственного бюджетного профессионального образовательного учреждение Ямало-Ненецкого автономного округа «Ямальский многопрофильный колледж» по адресу г. Лабытнанги, ул. Дзержинского 20. Извещение №0190200000317010943, Муниципальное казенное учреждение «Производственно-техническое управление» по адресу: г. Салехард, ул. Свердлова, д. 48. Извещение №0190300002117000434, Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа №1 имени героя Советского союза И.В. Королькова» по адресу г. Салехард, ул. Республики, д.31, Извещение №31705492650 (По 223-ФЗ), Салехардскую окружную клиническую больницу по адресу г. Салехард, ул. Мира, 39 Извещение №0190200000317012605 и другие объекты.

В ближайшее время юристы намерены направить официальное обращение Генеральному прокурору России с фактами бездействия прокуратуры ЯНАО по обеспечению прокурорского надзора над деятельностью регионального отдела Росгвардии.

Приводим мотивированное решение суда


АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЯМАЛО-НЕНЕЦКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА

г. Салехард, ул. Республики, д.102, тел. (34922) 5-31-00, 


ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕШЕНИЕ

г. Салехард                                                                                  9 марта 2018 года

Дело № А81-182/2018


Резолютивная часть решения объявлена в судебном заседании 15 марта 2018 года.

Полный текст решения изготовлен 19 марта 2018 года.

Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа  в составе:

председательствующего судьи Садретиновой Н.М.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Дегтяревой С.С., рассмотрев в заседании суда дело по заявлению Общества с ограниченной ответственностью частная охранная организация "Илир" (ИНН: 2463244329, ОГРН: 1132468010751) к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Ямало-Ненецкому автономному округу (ИНН: 8901003347, ОГРН: 1028900511420) об оспаривании решения от 10.01.2018 №04-01/005-2017,

с привлечением к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора Общества с ограниченной ответственностью частная охранная организация «Ратник», Администрации муниципального образования город Салехард, Муниципального предприятия «Дары Ямала» муниципального образования город Салехард,

при участии в судебном заседании:

от заявителя - представитель не явился;

от УФАС по ЯНАО – Смирнов  С.В. по доверенности от 09.01.2018;

от ООО ЧОО «Ратник» - генеральный директор Шашков Д.С. (личность удостоверена паспортом, представлена выписка из ЕГРЮЛ);

от Администрации м.о. г. Салехард - представитель не явился;

Для доступа к материалам дела А81-182/2018в режиме ограниченного доступа на информационном ресурсе «Картотека арбитражных дел»(http://kad.arbitr.ru) используйте секретный код:

от МП «Дары Ямала» м.о. г. Салехард - представитель не явился;

от специалиста - отдела Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу – Отрощенко А.Н. по доверенности от 02.03.2018 года, Бороздин М.В. по доверенности от 02.03.2018 года,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью частная охранная организация "Илир" обратилось в арбитражный суд с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Ямало-Ненецкому автономному округу, в котором просило:

-признать решение УФАС РФ по ЯНАО от 10.01.2018 №04-01/005-2017 недействительным,

-обязать УФАС РФ по ЯНАО устранить нарушения прав и законных интересов Общества.

Определением суда от 16.01.2018 к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, были привлечены Общество с ограниченной ответственностью частная охранная организация

«Ратник», Администрация муниципального образования город Салехард, Муниципальное предприятие «Дары Ямала» муниципального образования город Салехард.

Заявитель и третьи лица - Администрация муниципального образования город Салехард, Муниципальное предприятие «Дары Ямала» муниципального образования город Салехард явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили, о месте и времени судебного разбирательства извещены надлежащим образом. Суд в силу ст.ст. 123, 156 АПК РФ рассматривает дело в отсутствие представителей указанных лиц.

Определением суда от 07.02.2018 года в порядке ст.55.1, ст. 54 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации был вызван специалист Отдела Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу для дачи пояснений относительно выданной обществу с ограниченной ответственностью частная охранная организация «Ратник» лицензии и соответствия Общества лицензионным требованиям.

Заинтересованным лицом представлен в материалы дела отзыв на заявление, в котором УФАС по ЯНАО с доводами заявителя не согласилось, просит отказать заявителю в удовлетворении заявленных требований.

От заявителя поступили доводы по отзыву антимонопольного органа, а так же дополнительные документы, во исполнение определения суда от 16.01.2018.

В судебном заседании представитель УФАС по ЯНАО поддержал доводы, изложенные в отзыве, просит в удовлетворении предъявленных требований отказать.

Представитель третьего лица высказал свои доводы, утверждает о соответствии

ООО   ЧОО «Ратник» лицензионным требованиям, просит в удовлетворении требований отказать.

В         судебном заседании специалист Отдела Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу, явившийся для дачи пояснений, сообщил суду, что Общество с ограниченной ответственностью частная охранная организация «Ратник» соответствует лицензионным требованиям на осуществление охранной деятельности, при выдаче лицензии Общество представило необходимый перечень документов.

Заслушав представителей лиц, участвующих в деле, оценив имеющиеся в деле доказательства, исследовав в порядке ст. 71 АПК РФ материалы дела, отзыв на заявленные требования, суд считает необходимым принять во внимание следующее.

Как следует из материалов дела, на официальном сайте http://zakupki.gov.ru/ заказчиком – Муниципальным предприятием «Дары Ямала» Муниципального образования город Салехард размещено извещение о проведении электронного аукциона

N 0190300002117000483 на оказание услуг по охране муниципального предприятия «Дары Ямала» муниципального образования город Салехард, расположенного по адресу: город Салехард, ул. Чубынина, дом 34.

На участие в аукционе было подано 6 заявок.

08.12.2017 состоялось рассмотрение аукционной комиссией заявок на участие в открытом аукционе в электронной форме, в результате которого принято решение о допуске всех участников закупки к участию в электронном аукционе (Протокол рассмотрения первых частей заявок на участие в электронном аукционе от 08.12.2017).

Наименьшая цена контракта была предложена участником №6.

15.12.2017 года аукционной комиссией были рассмотрены вторые части заявок, в результате чего принято решение о признании победителем аукциона участника под номером №6 – Общество с ограниченной ответственностью частная охранная организация «РАТНИК».

26.12.2017 года в адрес Управления Федеральной антимонопольной службы по Ямало-Ненецкому автономному округу поступила жалоба Общества с ограниченной ответственностью частная охранная организация "Илир" на действия аукционной комиссии при проведении электронного аукциона N 0190300002117000483 на оказание услуг по охране муниципального предприятия «Дары Ямала» муниципального образования город Салехард, расположенного по адресу город Салехард, ул. Чубынина, дом 34.

Решением №04-01/005-2017 от 11.01.2018 года комиссия Управления Федеральной антимонопольной службы по Ямало-Ненецкому автономному округу признала жалобу Общества с ограниченной ответственностью частная охранная организация "Илир" необоснованной.

ООО      частная охранная организация "Илир", не согласившись с решением антимонопольного органа №04-01/005-2017 от 11.01.2018 г., обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением, в котором просило:

-признать решение УФАС РФ по ЯНАО от 10.01.2018 №04-01/005-2017 недействительным,

-обязать УФАС РФ по ЯНАО устранить нарушения прав и законных интересов Общества.

Удовлетворяя заявленные требования, суд пришел к выводу о несоответствии оспариваемого решения нормам действующего законодательства и о нарушении данным актом прав и законных интересов заявителя.

Из положений статьи 13 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 1 статьи 198, части 2 статьи 201 АПК РФ, пункта 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" следует, что основанием для принятия решения суда о признании оспариваемого ненормативного акта недействительным, решения, действий (бездействия) незаконными являются одновременно как их несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом, решением, действиями (бездействием) прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности.

Таким образом, в круг обстоятельств, подлежащих установлению при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных актов, решений, действий (бездействия) органов и должностных лиц, входят проверка соответствия оспариваемого акта, решения, действий (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту и  проверка факта нарушения оспариваемым актом, решением, действиями (бездействием) прав и законных интересов заявителя.

Отношения, связанные с размещением заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд, регулируются с 01.01.2014 Федеральным законом N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Федеральный закон N 44-ФЗ), которым, в том числе установлен единый порядок размещения заказов в целях обеспечения единства экономического пространства на территории Российской Федерации при размещении заказов, расширения возможностей для участия физических и юридических лиц в размещении заказов и стимулирования такого участия, развития добросовестной конкуренции, совершенствования деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления в сфере размещения заказов, обеспечения гласности и прозрачности размещения заказов, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере размещения заказов.

Частью 2 статьи 8 Федерального закона N 44-ФЗ установлено, что конкуренция при осуществлении закупок должна быть основана на соблюдении принципа добросовестной ценовой и неценовой конкуренции между участниками закупок в целях выявления лучших условий поставок товаров. Запрещается совершение заказчиками, специализированными организациями, их должностными лицами, комиссиями по осуществлению закупок, членами таких комиссий, участниками закупок любых действий, которые противоречат требованиям настоящего Федерального закона, в том числе приводят к ограничению конкуренции, в частности к необоснованному ограничению числа участников закупок.

В силу частей 1, 2 статьи 24 Федерального закона N 44-ФЗ заказчики при осуществлении закупок используют конкурентные способы определения поставщиков

(подрядчиков, исполнителей) или осуществляют закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя).

Конкурентными способами определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) являются конкурсы (открытый конкурс, конкурс с ограниченным участием, двухэтапный конкурс, закрытый конкурс, закрытый конкурс с ограниченным участием, закрытый двухэтапный конкурс), аукционы (аукцион в электронной форме (электронный аукцион), закрытый аукцион), запрос котировок, запрос предложений.

Определение поставщиков (подрядчиков, исполнителей) путем проведения аукционов регулируется положениями параграфа 2 главы 3 Федерального закона N 44-ФЗ, в частности статьями 59 - 71 названного Закона.

Под аукционом в электронной форме (электронным аукционом) понимается аукцион, при котором информация о закупке сообщается заказчиком неограниченному кругу лиц путем размещения в единой информационной системе извещения о проведении такого аукциона и документации о нем, к участникам закупки предъявляются единые требования и дополнительные требования, проведение такого аукциона обеспечивается на электронной площадке ее оператором (часть 1 статьи 59 Федерального закона N 44-ФЗ).

В силу пункта 1 части 1 статьи 31 Федерального закона N 44-ФЗ при осуществлении закупки заказчик устанавливает следующие единые требования к участникам закупки соответствие требованиям, установленным в соответствии с законодательством Российской Федерации к лицам, осуществляющим поставку товара,выполнение работы, оказание услуги, являющихся объектом закупки.

Согласно пункту 2 части 1, части 3 статьи 64 Федерального закона N 44-ФЗ документация об электронном аукционе наряду с информацией, указанной в извещении о    проведении такого аукциона, должна содержать требования к содержанию, составу заявки на участие в таком аукционе в соответствии с частями 3 - 6 статьи 66 настоящего Федерального закона и инструкция по ее заполнению. При этом не допускается установление требований, влекущих за собой ограничение количества участников такого аукциона или ограничение доступа к участию в таком аукционе.

Из пункта 2 части 5 статьи 66 Федерального закона N 44-ФЗ следует, что вторая часть заявки на участие в электронном аукционе должна содержать документы,подтверждающие соответствие участника такого аукциона требованиям, установленным пунктом 1 части 1, частями 2 и 2.1 статьи 31 (при наличии таких требований) настоящего Федерального закона, или копии этих документов, а также декларация о соответствии участника такого аукциона требованиям, установленным пунктами 3 - 9 части 1 статьи 31 настоящего Федерального закона.

Как следует из материалов дела, предметом закупки N 0190300002117000483 является: оказание услуг по охране муниципального предприятия «Дары Ямала» муниципального образования город Салехард, расположенного по адресу: город Салехард, ул. Чубынина, дом 34

Принимая во внимание, что спорный аукцион проводился на оказание охранных услуг, при установлении требований к его участникам в документации об аукционе подлежат применению положения Закона Российской Федерации от 11.03.1992 N 2487-1 "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" (далее - Закон N 2487-1).

В соответствии со статьей 11.2 Закона Российской Федерации от 11.03.1992 N2487-1 "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" и пунктом 32 части 1 статьи 12 Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" частная охранная деятельность является лицензируемым видом деятельности.

Согласно пункту 7 части 3 статьи 3 Закона N 2487-1 в редакции Федерального закона от 31.12.2014 N 534-ФЗ (далее - Закон N 534-ФЗ) охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к    антитеррористической защищенности, за исключением объектов, предусмотренных частью третьей статьи 11 Закона N 2487-1, является самостоятельным видом охранных услуг, возможность предоставления которых должна быть специально оговорена в лицензии на осуществление частной охранной деятельности.

В силу части 1 статьи 11 Закона N 2487-1 оказание услуг, перечисленных в части третьей статьи 3 названного Закона, разрешается только организациям, специально учреждаемым для их выполнения и имеющим лицензию, выданную федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в сфере частной охранной деятельности, или его территориальным органом.

В рассматриваемом случае пунктом 2(5.7) Информационной карты электронного аукциона аукционной документации установлено требование к участникам закупки о наличии лицензии на осуществление частной охранной деятельности с перечнем разрешенных в соответствии с Законом N 2487-1 видов услуг, в том числе: охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности.

Из части 6 статьи 3 Федерального закона от 06.03.2006 N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" следует, что под антитеррористической защищенностью объекта (территории) понимается состояние защищенности здания, строения, сооружения, иного объекта, места массового пребывания людей, препятствующее совершению террористического акта. При этом под местом массового пребывания людей понимается территория общего пользования поселения или городского округа, либо специально отведенная территория за их пределами, либо место общего пользования в здании, строении, сооружении, на ином объекте, на которых при определенных условиях может одновременно находиться более пятидесяти человек.

Согласно пункту 2 Требований к антитеррористической защищенности мест массового пребывания людей, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.03.2015 N 272 (далее по тексту - Требования), перечень мест массового пребывания людей в пределах территорий субъектов Российской Федерации или муниципальных образований определяется соответственно исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации или органами местного самоуправления по согласованию с территориальными органами безопасности, территориальными органами Министерства внутренних дел Российской Федерации и Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.

В соответствии с пунктом 6 Требований категорирование мест массового пребывания людей проводится в целях установления дифференцированных требований к обеспечению их безопасности с учетом степени потенциальной опасности и угрозы совершения в местах массового пребывания людей террористических актов и их возможных последствий.

Пункт 14 Требований предусматривает, что на каждое место массового пребывания людей в течение 30 дней после проведения его обследования и категорирования комиссией составляется паспорт безопасности.

Постановлением Администрации Муниципального образования город Салехард от 20 июля 2017 г. N 1271 утвержден перечень мест массового пребывания людей на территории муниципального образования город Салехард, в соответствии с которым муниципальное предприятие «Дары Ямала» муниципального образования город Салехард, расположенное по адресу: город Салехард, ул. Чубынина, дом 34 (здание городского рынка) включено в перечень мест с массовым пребыванием людей.

На основании изложенного и в соответствии с утвержденной аукционной документацией, суд пришел к выводу, что для оказания услуг по охране МП «Дары Ямала» (здание городского рынка) участникам закупки необходимо иметь лицензию на охрану объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, за исключением объектов, предусмотренных частью 3 статьи 11 Закона N 2487-1 в соответствии с Положением о лицензировании частной охранной деятельности, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 июня 2011 г. N 498 (далее - Положение N 489), с перечнем разрешенных видов услуг, в соответствии с Законом N2487-1.

При этом, необходимо отметить, что предыдущая редакция пункта 7 части третьей статьи 3 Закона N 2487-1 предусматривала в числе видов частной охранной деятельности охрану объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, которые имеют особо важное значение для обеспечения жизнедеятельности и безопасности государства и населения и перечень которых утверждается в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В    соответствии с частями 1 и 2 статьи 18 Закона N 99-ФЗ лицензия подлежит переоформлению, в том числе в случае изменения перечня выполняемых работ, оказываемых услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности.

В силу статьи 11.4 Закона N 2487-1 документ, подтверждающий наличие лицензии на осуществление частной охранной деятельности, подлежит переоформлению, в том числе в случае намерения лицензиата осуществлять новый (новые) вид (виды) охранных услуг, не указанный (не указанные) в предоставленной лицензии. В случае продления срока действия лицензии или намерения лицензиата осуществлять новый (новые) вид (виды) охранных услуг представляются соответствующее заявление и документы по данному виду услуг, предусмотренные Положением о лицензировании частной охранной деятельности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от Системно истолковав приведенные правовые нормы, требования означенного Положения, суд пришел к выводу о том, что после вступления в силу Закона N 534-ФЗ при намерении лица осуществлять спорный вид деятельности, предусмотренный пунктом 7 части 3 статьи 3 Закона N 2487-1, ранее выданные лицензии подлежат переоформлению.

Как установлено судом выше и следует из представленных сторонами в материалы дела   доказательствами,   в    соответствии   с   заявкой    на   определение  поставщика (подрядчика, исполнителей) путем проведения открытого аукциона в электронной форме МП «Дары Ямала», а также в соответствии с аукционной документацией, представленной заявителем в материалы дела, одним из требований к участникам аукциона являлось наличие лицензии на право осуществления охранной деятельности, срок действия которой заканчивается не ранее срока действия контракта, в том числе на следующие   виды   деятельности,        охрана   объектов   и  (или)    имущества,   а    также обеспечение внутриобъектового пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, за исключением объектов, предусмотренных частью третьей статьи 11 Федерального закона №2487-1 от 11.03.1992 года.

Судом установлено, что в составе заявки на участие в аукционе ООО ЧОО «Ратник» представлена лицензия от 18 мая 2015 года №72-р на осуществление частной охранной деятельности сроком действия до 18 мая 2020 года.

Пунктом 7 названной лицензии ООО ЧОО «Ратник» предоставлено право осуществлять деятельность по охране объектов и (или) имущества, а также по обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, которые имеют особо важное значение для обеспечения жизнедеятельности и безопасности государства и населения.

Между тем, права на оказание услуг, поименованных в пункте 7 части третьей статьи 3 Закона N 2487-1 (в редакции Закона N 534-ФЗ), то есть услуг по охране объектов и (или) имущества, а также по обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, за исключением объектов, предусмотренных частью третьей статьи 11 Закона N 2487-1, указанная лицензия не предусматривала.

Рассматривая жалобу ООО ЧОО «Илир» на действия аукционной комиссии, признавшей соответствующей аукционной документации заявку ООО ЧОО «Ратник», признавая ее (жалобу) необоснованной, антимонопольный орган привел следующее обоснование:

- участником закупки ООО ЧОО «Ратник» в составе второй части заявки представлена копия лицензии на осуществление частной охранной деятельности от 18.05.2015 №89/175, соответствующая требованиям, установленным Заказчиком. Лицензия ООО ЧОО «Ратник» выдана на срок до 18 мая 2020 года.

- требования к антитеррористической защищенности были изложены в редакции Закона о частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации от 31.12.2014 года, ООО ЧОО «Ратник» получал лицензию после вступивших в законную силу изменений, сведений полагать, что у ООО ЧОО «Ратник» 7 пункт лицензии имеет нарушение действующего законодательства, у комиссии отсутствует,

- в соответствии с разъяснениями Отдела Федеральной службы войск национальной гвардии РФ по ЯНАО, № 656/9-2555 от 27 декабря 2017 года, имеющаяся лицензия ООО  ЧОО «Ратник» на осуществление частной охранной деятельности, в соответствии с п.2 Постановления Правительства Российской Федерации от 23 июня 2011 года № 498 «О некоторых вопросах осуществления частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности» лицензия на осуществление частной охранной деятельности предоставляется юридическому лицу сроком на 5 лет. Бланк лицензии является полиграфической продукцией с необходимым уровнем защиты от подделки, имеет серию, номер и изготавливается централизованно. ООО ЧОО «Ратник» предоставлены документы в соответствии с лицензионными требованиями и условиями утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 июня 2011 года № 498 «О некоторых вопросах осуществления частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности» по каждому виду охранных услуг, предусмотренных статьей 3 Закона Российской Федерации от 11.03.2011 года «О частной детективной и охранной деятельности в РФ». Необходимость в замене бланка лицензии отсутствует.

Суд признает выводы антимонопольного органа необоснованными.

Отдел Федеральной службы войск национальной гвардии РФ по ЯНАО не является органом, имеющим право давать официальные разъяснения и толкования нормативно-правовых актов Российской Федерации, в связи с чем письмо № 656/9-2555 от 27 декабря 2017 года не может являться основанием для принятия решения о наличии у

ООО   ЧОО «Ратник» права оказывать услуги, определенные пунктом 7 части 3 статьи 3 Закона N2487-1.

Как установлено судом выше, согласно пункту 7 части 3 статьи 3 Закона N 2487-1 в редакции Федерального закона от 31.12.2014 N 534-ФЗ (далее - Закон N 534-ФЗ) охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, за исключением объектов, предусмотренных частью третьей статьи 11 Закона N 2487-1, является самостоятельным видом охранных услуг, возможность предоставления которых должна быть специально оговорена в лицензии на осуществление частной охранной деятельности.

Предыдущая редакция пункта 7 части третьей статьи 3 Закона N 2487-1 предусматривала в числе видов частной охранной деятельности охрану объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, которые имеют особо важное значение для обеспечения жизнедеятельности и безопасности государства и населения и перечень которых утверждается в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В    соответствии с частями 1 и 2 статьи 18 Закона N 99-ФЗ лицензия подлежит переоформлению в том числе в случае изменения перечня выполняемых работ, оказываемых услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности.

В силу статьи 11.4 Закона N 2487-1 документ, подтверждающий наличие лицензии на осуществление частной охранной деятельности, подлежит переоформлению, в том числе в случае намерения лицензиата осуществлять новый (новые) вид (виды) охранных услуг, не указанный (не указанные) в предоставленной лицензии. В случае продления срока действия лицензии или намерения лицензиата осуществлять новый (новые) вид (виды) охранных услуг представляются соответствующее заявление и документы по данному виду услуг, предусмотренные Положением о лицензировании частной охранной деятельности.

Согласно части 2 статьи 2 Федерального закона N 99-ФЗ соблюдение лицензиатом лицензионных требований обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности.

Статьей 8 Федерального закона N 99-ФЗ установлено, что лицензионные требования устанавливаются положениями о лицензировании конкретных видов деятельности, утверждаемыми Правительством Российской Федерации. Лицензионные требования включают в себя требования к созданию юридических лиц и деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей в соответствующих сферах деятельности, установленные федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и направленные на обеспечение достижения целей лицензирования.

Пунктом 8 Положения о лицензировании частной охранной деятельности, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.06.2011 N498 (далее - Положение о лицензировании частной охранной деятельности) ранее были предусмотрены следующие лицензионные требования:

а) наличие у лицензиата (соискателя лицензии) уставного капитала, сформированного в соответствии с требованиями статьи 15.1 Закона Российской Федерации "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации";

б) соответствие учредителей (участников) лицензиата (соискателя лицензии) требованиям статьи 15.1 Закона Российской Федерации "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации";

в) соответствие руководителя соискателя лицензии (лицензиата) требованиям части седьмой статьи 15.1 Закона Российской Федерации "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации";

г) соблюдение лицензиатом требований, предусмотренных статьей 11, частью третьей статьи 11.4, частями первой, второй, третьей, седьмой и восьмой статьи 12 Закона Российской Федерации "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации";

д) при наличии в частной охранной организации специальных средств и (или) оружия соблюдение лицензиатом правил оборота оружия и специальных средств, установленных законодательством Российской Федерации;

е) наличие у лицензиата дежурного подразделения с круглосуточным режимом работы, имеющего постоянную связь с объектами охраны;

ж) наличие у работников лицензиата, обеспечивающих охрану объектов, связи с дежурным подразделением охранной организации и соответствующей дежурной частью органов внутренних дел;

з) наличие на объекте (объектах) охраны должностной инструкции о действиях работников при оказании указанного вида охранных услуг, утвержденной лицензиатом.

В целях реализации Федерального закона от 31.12.2014 N 534 "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" постановлением Правительства Российской Федерации от 09.09.2015 N 948 в пункт 8 Положения внесены изменения, согласно которым для лиц, осуществляющих деятельность по охране объектов и (или) имущества, а      также обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности (за исключением объектов государственной охраны и охраняемых объектов, предусмотренных Федеральным законом "О государственной охране", а также объектов, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации), устанавливаются лицензионные требования, предусмотренные пунктами 2(1) - 5 и 7 Положения, дополнительные к ранее установленным пунктом 8 Положения.

Так, согласно пункту 8 данного Положения в редакции Постановления Правительства РФ от 09.09.2015 N 948, лицензионными требованиями при осуществлении охраны объектов и (или) имущества, а также при обеспечении внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности (за исключением объектов государственной охраны и охраняемых объектов, предусмотренных Федеральным законом "О государственной охране", а также объектов, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации), являются лицензионные требования, предусмотренные пунктами 2(1) - 5 и 7 настоящего Положения, в том числе:

- наличие у юридического лица, обратившегося в лицензирующий орган с заявлением о предоставлении лицензии (далее - соискатель лицензии), или юридического лица, имеющего лицензию (далее - лицензиат), уставного капитала, сформированного в соответствии с требованиями статьи 15(1) Закона Российской Федерации "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации";

соответствие соискателя лицензии (лицензиата) и его учредителей (участников) требованиям статьи 15(1) Закона Российской Федерации "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации";

- соответствие руководителя соискателя лицензии (лицензиата) требованиям статьи 15(1) Закона Российской Федерации "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации";

- соблюдение лицензиатом требований, предусмотренных статьей 11, частями первой - третьей (в случае оказания охранных услуг с использованием видеонаблюдения, а     также  оказания  охранных  услуг  в  виде  обеспечения  внутриобъектового  и  (или) пропускного режимов), седьмой и восьмой статьи 12 Закона Российской Федерации "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации";

- соблюдение  лицензиатом  правил  оборота  оружия  и  специальных  средств, установленных законодательством Российской Федерации, при наличии в частной охранной организации специальных средств и (или) оружия;

- наличие на объекте (объектах) охраны должностной инструкции о действиях работников при оказании охранных услуг соответствующего вида, утвержденной лицензиатом;

- наличие у соискателя лицензии (лицензиата) служебного огнестрельного оружия и специальных средств;

- наличие у соискателя лицензии (лицензиата) дежурного подразделения с круглосуточным режимом работы;

- наличие в штате соискателя лицензии (лицензиата) специалиста по обслуживанию технических средств охраны;

- наличие у соискателя лицензии (лицензиата) транспортных средств;

- наличие у работников лицензиата, осуществляющих охранные функции по принятию мер реагирования на сигнальную информацию, связи с дежурным подразделением охранной организации и соответствующей дежурной частью органов внутренних дел;

- использование работниками лицензиата при осуществлении охранных функций по принятию соответствующих мер реагирования на сигнальную информацию специальных средств пассивной защиты (жилеты и шлемы защитные);

- наличие в штате соискателя лицензии (лицензиата) работника, на которого возложены трудовые обязанности по консультированию и подготовке рекомендаций клиентам по вопросам правомерной защиты от противоправных посягательств и который имеет высшее профессиональное образование;

- наличие у лицензиата утвержденной им должностной инструкции о действиях работников по обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на каждом объекте охраны.

Таким образом, в связи с внесением Федеральным законом от 31.12.2014 N 534 "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" увеличились лицензионные требования к данному виду охранной деятельности, в том числе появилось обязательное требование о наличии у соискателя лицензии (лицензиата) служебного огнестрельного оружия и специальных средств, при этом, в ранее действующем Положении данное требование звучало следующим образом – «при наличии в частной охранной организации специальных средств и (или) оружия соблюдение лицензиатом правил оборота оружия и специальных средств, установленных законодательством Российской Федерации», то есть наличие оружия было необязательным, кроме того, появились требования о наличие у      соискателя лицензии (лицензиата) транспортных средств; наличия у работников лицензиата, осуществляющих охранные функции по принятию мер реагирования на сигнальную информацию, связи с дежурным подразделением охранной организации и соответствующей    дежурной    частью     органов    внутренних    дел; использование  работниками лицензиата при осуществлении охранных функций по принятию соответствующих мер реагирования на сигнальную информацию специальных средств пассивной защиты (жилеты и шлемы защитные); наличие в штате соискателя лицензии (лицензиата) работника, на которого возложены трудовые обязанности по консультированию и подготовке рекомендаций клиентам по вопросам правомерной защиты от противоправных посягательств и который имеет высшее профессиональное образование.

В    соответствии со статьей 18 Федерального закона N 99-ФЗ установлено, что лицензия подлежит переоформлению, в том числе, в случаях изменения перечня выполняемых работ, оказываемых услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности, при этом до переоформления лицензии лицензиат вправе осуществлять лицензируемый вид деятельности, за исключением выполнения работ, оказания услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности, но не указанных в лицензии.

Согласно пункту 13 Положения для получения лицензии на право оказания охранных услуг по охране объектов и (или) имущества, а также по обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, соискатель лицензии представляет в лицензирующий орган документы, предусмотренные пунктами 9 - 11 Положения.

В силу изложенного, после вступления в силу Федерального закона от 31.12.2014 N534-ФЗ и изменения вида деятельности, предусмотренного пунктом 7 статьи 3 Закона N2478-1, при намерении осуществлять такой вид деятельности, как охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к  антитеррористической защищенности, ранее выданные лицензии подлежали переоформлению.

Как установлено судом выше, в составе заявки на участие в аукционе ООО ЧОО «Ратник» представлена лицензия от 18.05.2015 года осуществление частной охранной деятельности сроком действия до 18.05.2020.

Пунктом 7 названной лицензии предоставлено право осуществлять деятельность по охране объектов и (или) имущества, а также по обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, которые имеют особо важное значение для обеспечения жизнедеятельности и безопасности государства и населения

Между тем, права на оказание услуг, поименованных в пункте 7 части третьей статьи 3 Закона N 2487-1 (в редакции Закона N 534-ФЗ), то есть услуг по охране объектов и (или) имущества, а также по обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, за исключением объектов, предусмотренных частью третьей статьи 11 Закона N 2487-1, указанная лицензия не предусматривала.

Более того, как отмечено судом выше, в целях реализации Федерального закона от 31.12.2014 N 534 "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" постановлением Правительства Российской Федерации от 09.09.2015 N 948 в пункт 8 Положения о лицензировании частной охранной деятельности внесены изменения, согласно которым изменились лицензионные требования, предъявляемые к соискателям лицензии на такой вид деятельности как охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых  установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности.

В   свою очередь, спорная лицензия выдана ООО ЧОО «Ратник» 18.05.2015 года, то есть до вступления в силу изменений в положение о лицензировании частной охранной деятельности (внесены изменения постановлением Правительства Российской Федерации от 09.09.2015 N 948), что в свою очередь, свидетельствует о том, что ООО ЧОО «Ратник» при обращении в орган с заявлением о выдаче лицензии не представляло необходимые документы, перечень которых установлен постановлением Правительства Российской Федерации от 09.09.2015 N 948, а также ООО ЧОО «Ратник» по состоянию на 18.05.2015 год не могло быть проверено на соответствие требованиям, которые появились позже (09.09.2015 года).

Поэтому, суд считает, что утверждение представителя ООО ЧОО «Ратник», о соответствии Общества по состоянию на дату участия в спорном аукционе лицензионным требованиям на осуществление деятельности по охране объектов и (или) имущества, а также обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, преждевременны, не доказаны.

Таким образом, на момент подведения итогов аукциона у аукционной комиссии не было оснований для допуска ООО ЧОО «Ратник» к участию в закупке и признания его победителем в связи с несоответствием данного участника квалификационным требованиям Положения о закупке.

На основании изложенного, антимонопольный орган пришел к неправильному выводу, что для оказания услуг по охране МП «Дары Ямала» (здание городского рынка) участником закупки – ООО ЧОО «Ратник» представлены документы в соответствии с лицензионными требованиями и условиями утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 июня 2011 года № 498 «О некоторых вопросах осуществления частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности» по каждому виду охранных услуг, предусмотренных статьей 3 Закона Российской Федерации от 11.03.2011 года «О частной детективной и охранной деятельности в РФ».

Выводы суда не противоречат судебной практике (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 24 августа 2017 г. по делу N А26-9954/2016; постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 02.11.2017 N Ф04-4252/2017

При этом, то обстоятельство, что лицензия на осуществление охранной деятельности ООО ЧОО «Ратник», была выдана после вступления в законную силу п. 7 части третьей статьи 3 Закона N 2487-1 (в редакции Закона N 534-ФЗ), не свидетельствует о наличии у третьего лица права осуществлять охрану объектов, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, не опровергает вывод о несоответствии данного участника аукциона требованиям утвержденной аукционной документации, которая четко предусматривала наличие у участника аукциона лицензии на спорный вид деятельности.

Также суд полагает необходимым отметить, что у суда отсутствуют полномочия в рамках рассмотрения настоящего спора осуществлять проверку соответствия ООО ЧОО «Ратник» лицензионным требованиям на осуществление такого вида деятельности как охрана объектов и (или) имущества, а также по обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, за исключением объектов, предусмотренных частью третьей статьи 11 Закона N 2487-1.

Выводов о соответствии ООО «ЧОО «Ратник» лицензионным требованиям в части спорного вида деятельности обжалуемое решение антимонопольного органа не содержит. Антимонопольный орган, ограничившись анализом истребованных в ходе рассмотрения жалобы документов, связанных с установлением правомерности действий аукционной комиссии, объяснениями поименованных лиц, не выяснило причины выдачи ООО    ЧОО «Ратник» лицензии с указанием вида деятельности, не соответствующего закону, действующему на дату выдачи лицензии, не выясняло, не исследовало вопрос соответствия ООО ЧОО «Ратник» лицензионным требованиям, не привлекало к участию в рассмотрении жалобы должностных лиц органа, выдавшего лицензию и т.д.

В    материалы  дела не представлены результаты проверок на  соответствие ООО ЧОО «Ратник» лицензионным требованиям в части рассматриваемого спорного вида деятельности на дату проведения аукциона.

Из текста оспариваемого решения не следует, что комиссией были проанализированы все фактические обстоятельства в рамках спорного аукциона.

При таких обстоятельствах, суд пришел к выводу о том, что решение антимонопольного органа законным и обоснованным признано быть не может.

При этом ссылки третьего лица на решение Арбитражного суда Свердловской области от 10.03.2016 по делу N А60-5155/2016 судом отклоняются, поскольку не доказывают законность оспариваемого решения. В рамках дела N А60-5155/2016 рассматривался вопрос привлечения охранной организации к административной ответственности в соответствии с ч. 4 ст. 14.1 КоАП РФ - осуществление  предпринимательской деятельности с грубым нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией), то есть не рассматривался вопрос соответствия участника аукциона требованиям, предъявляемым аукционной документацией. Более того, в указанном судебном акте подтверждено, что в связи с вступлением в силу Федерального закона от 31.12.2014 N 534 "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" внесены соответствующие изменения в Положении о лицензировании охранной деятельности, увеличивающие лицензионные требования к спорному виду охранной деятельности.

Также суд полагает необходимым заметить, что в ответе Отдела Федеральной службы войск национальной гвардии РФ по ЯНАО от 27.12.2017 года на заявление ООО ЧОО «Ратник», сообщается, что ООО ЧОО «Ратник» представлены документы в соответствии с лицензионными требованиями и условиями, утвержденными Постановлением РФ от 23.06.2011 года №498 «О некоторых вопросах осуществления частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности» по каждому виду охранных услуг, предусмотренных ст. 3 Закона РФ от 11.03.2011 года «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации».

Однако, суд считает необходимым еще раз отметить, что лицензия ООО ЧОО «Ратник» выдана 18.05.2015 года, при этом, лицензионные требования в части спорного вида деятельности были установлены постановлением Правительства Российской Федерации от 09.09.2015 N 948, то есть значительно позже. Таким образом, утверждения как представителя ООО ЧОО «Ратник», так и лицензирующего органа о соответствии

ООО   ЧОО «Ратник» лицензионным требованиям в части вида деятельности по охране объектов и (или) имущества, а также обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, преждевременны, не доказаны.

Также суд считает необходимым отметить, что спорный аукцион проводился в конце 2017 года, соответствующие изменения в Закон №2487-1, а также в Положение о лицензировании частной охранной деятельности внесены в 2015 году, поэтому у ООО ЧОО «Ратник» было достаточно времени для переоформления выданной лицензии. Представитель ООО ЧОО «Ратник» в судебном заседании утверждал, что в адрес Общества направлялось соответствующее предписание лицензирующего органа о необходимости представления документов в связи с внесенными в Положение о лицензировании частной охранной деятельности изменениями Постановлением Правительства №948 от 09.09.2015 года. Однако, соответствующих доказательств представитель третьего лица в материалы дела не представил, а именно доказательства проверки лицензирующим органом деятельности Общества на соответствие лицензионным требованиям в части спорного вида деятельности и установленных Постановлением Правительства №948. Более того, представитель отдела Росгвардии в судебном заседании на вопрос суда о том, проводились или нет проверки Общества после выданной лицензии, сообщил о том, что ООО ЧОО «Ратник» проверялось на соответствие лицензионным требованиям на дату обращения за получением лицензии.

Поскольку лицензия ООО ЧОО «Ратник» не содержала вид деятельности, который был предусмотрен аукционной документацией: охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечению внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, в отношении которых установлены обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности, Общество не проверялось на соответствие лицензионным требованиям, установленным Положением о лицензировании частной охранной деятельности в редакции Постановления Правительства №948, постольку утверждения заинтересованного лица, третьих лиц о соответствии заявки ООО ЧОО «Ратник» аукционной документации, не доказаны, суд пришел к выводу о том, что оспариваемое решение антимонопольного органа противоречит действующему законодательству и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В  соответствии с частью 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

В   силу  вышеизложенного  суд  усматривает  совокупность  обстоятельств,  при которых подлежат удовлетворению требования заявителя о признании недействительным ненормативного правового акта государственного органа.

В   силу пункта 3 части 4 статьи 201 АПК РФ в резолютивной части решения по делу об оспаривании ненормативных правовых актов, решений органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц должны содержаться, в том числе указание на обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.

Поэтому, суд удовлетворяет заявленные требования с отнесением на антимонопольный орган расходов по уплате госпошлины.

Руководствуясь ст. ст. 167 - 170, 176, 201, 110 АПК РФ, арбитражный суд,

РЕШИЛ:

Заявленные Обществом с ограниченной ответственностью частная охранная организация "Илир" (ИНН: 2463244329, ОГРН: 1132468010751) требования удовлетворить.

Признать недействительным решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Ямало-Ненецкому автономному округу (ИНН: 8901003347, ОГРН: 1028900511420) от 10.01.2018 №04-01/005-2017.

Обязать Управление Федеральной антимонопольной службы по Ямало-Ненецкому автономному округу устранить нарушение прав и законных интересов Общества с ограниченной ответственностью частная охранная организация "Илир".

Взыскать с Управления Федеральной антимонопольной службы по Ямало-Ненецкому автономному округу в пользу Общества с ограниченной ответственностью частная охранная организация "Илир" (ИНН: 2463244329, ОГРН: 1132468010751) расходы по уплате госпошлины в размере 3000 руб.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Восьмой арбитражный апелляционный суд в месячный срок со дня его принятия (изготовления в полном объеме) путем подачи апелляционной жалобы через арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа, в том числе посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет.

В     соответствии с частью 5 статьи 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации настоящий судебный акт выполнен в форме электронного документа и подписан усиленной квалифицированной электронной подписью судьи.

Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа разъясняет, что в соответствии со статьей 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, что решение, выполненное в форме электронного документа, направляется лицам, участвующим в деле, посредством его размещения на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" в режиме ограниченного доступа не позднее следующего дня после дня его принятия.

По ходатайству указанных лиц копии решения на бумажном носителе могут быть направлены им в пятидневный срок со дня поступления соответствующего ходатайства в арбитражный суд заказным письмом с уведомлением о вручении или вручены им под расписку.


Судья      

Н.М. Садретинова



Лицензия ООО ЧОО Ратник

 Screenshot_12.png       

Screenshot_3.png

Screenshot_4.png

Screenshot_5.png

Screenshot_6.png

Screenshot_7.png


otvet-rosgvardii.png



256ж-2018.jpg

Screenshot_8.png


Screenshot_10.png

Screenshot_11.png


Screenshot_9.png


Пресс-службы юридической компании «Мальчиков и партнеры»


 

ВКОНТАКТЕ


ОДНОКЛАССНИКИ


FACEBOOK


НАШИ КОНТАКТЫ

  • г. Красноярск, ул. 9 Мая, д.10, пом. 416
  • Тел. 8 (800) 250-87-43
Разработка, поддержа и продвижение сайта malchikov.com - M-SKB.COM
Разработка, поддержка и продвижение M-SKB.COM

Заказ звонка